Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам - Воробьев как жить сегодня

Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам). Выполнение этого условия таинственно сочетавало делателей в един дух со Сказавшим и делало их друзьями Ему и друзьями между собою. Это — опыт. Но мешают нам осуществлению подобной дружбы наши страстишки, из-за которых мы готовы охладеть, поссориться и даже вовсе порвать дружбу. Да не будет сего с нами!

Духовное руководство


* * *

монахине Сергии

23/X49.


Мир тебе и всему вашему маленькому миру. Вопрос, затронутый тобой о руководителе — дело великое, но разрешить его теперь положительно, т.е. найти опытного и “непрелестного” руководителя — пожалуй, и невозможно. Теперь в лучшем случае можно найти лишь единомысленного, идущего тем же путем и с ним советоваться, но и то его советы надо уметь проверять словом Божиим и святых отцов.

В полное, всецелое руководство теперь нельзя отдаваться никому. И советы более важные надо проверять и со словом Божиим, и, если можно, с кем-либо уже вышедшим из периода бурных страстей и более или менее духовным. А опытного друга, которому можно довериться “поступать во всем по его советам” — ты не найдешь. Благодари Бога, если найдешь более или менее порядочного спутника.

Преподобный Антоний Великий ото всех брал лучшее, что они имели. Старайся и ты брать от близких тό лучшее, что они имеют, научайся, как они приобрели и сохраняют это лучшее.

Я думаю, что теперь при отсутствии руководителя Господь Сам ведет людей, искренне желающих идти Его путем. Надо больше молиться и поступать во всем по Совести, или по Заповедям, а в каждом, даже малейшем нарушении, глубоко сокрушаться и каяться, ибо малое, не исцеленное покаянием, обязательно приведет к большему. Маленькая вольность в обращении, не прекращенная и не покрытая покаянием, может привести к окончательному падению. Так и во всем. Смотри на малые грехи как на начало больших. Если не побороть их, придут большие, и тогда много надо будет труда, чтобы от них избавиться и очиститься.

Разрешается отойти от того, кто помогал в духовной жизни, только в том случае, если его помощь будет во вред, а не во спасение. А из-за других причин: обиды, суровость или даже побои — уходить от своего отца или матери не велено. Ну, а если не в состоянии вынести, то обвиняй себя в нетерпении, самолюбии, гордости и проси Господа вразумления, как поступить. И если для твоего спасения будет необходим человек, то Господь пошлет кого-либо.

Относительно операции скажу, что если можешь, терпи, пока есть силы, и благодари Господа, непостижимыми путями через скорби и болезни ведущего нас к вечной жизни. Если же не можешь терпеть, то проси благословения от Господа, и тогда лучше поезжай для операции в Москву. Частое причащение и горячая домашняя молитва многих исцеляла, когда и врачи отказывались.

Не унывай, не ропщи, а держись за край ризы Господней и неотступно проси не отвергать тебя и понуждай по силе к деланию всех заповедей, какие потребует жизнь. Не думай о далеком будущем. Проси один день провести, как должно, а следующий день сам за себя будет заботиться.

Никто так не любит нас, как Господь. Ему все подчиняется и ничего без Его воли не бывает с человеком. Прими все, радость и скорбь, как от руки самого Господа и за все благодари и проси терпения и чувства благодарности. Не бойся, только веруй и держись за Господа и потерпи Его.


* * *


Александре Белокопытовой


Да вразумит тебя Господь на все доброе. Меня несколько беспокоит твое отношение ко мне. Ты увлекаешься и готова приписать мне такие добрые качества, каких во мне вовсе нет. Это вредно тебе и в дальнейшем может служить для тебя причиной ненужных огорчений. Не увлекайся. Будь спокойна и ровна в отношениях и проси Господа и Матерь Божию, чтобы Они внушали мне ли, или другому говорить тебе полезное на спасение души, ибо что значит человек?

Я дал тебе согласие и теперь подтверждаю, что готов поделиться с тобой всеми своими знаниями и опытом, если это угодно Богу. Вернее, помочь найти для нужных случаев ответ не свой, а св. Отцов. Поэтому ты должна смотреть на меня не как на отца, а, скорее, как на старшего спутника на одном пути. Я не имею дерзновения быть отцом духовным, как это было раньше, ибо сам нуждаюсь в руководстве и только по гордости и самоволию не мог подчинить себя никому. Прости меня.

Затем предупреждаю тебя, чтобы ты не верила снам. Вот ты видела меня хорошим, а обязательно увидишь много раз в самом отвратительном виде, чтобы родилось в тебе недоверие. Ты понимаешь, откуда и для чего? Вот почему не верь ни хорошим снам, ни дурным, если хочешь избежать многих неприятностей.

Относительно приезда должен тебе сказать, что сейчас находятся у меня гости. Когда они уедут, я извещу тебя. А может быть, и самому придется побывать по делам в Смоленске, тогда поговорим. Так что подожди приезжать. Хотелось бы и мне навестить о. Федора. Передай ему от меня искреннюю благодарность за его молитвы о мне, грешном. Если будет угодно Богу, то привезу опять подарок ему. Прошу его ради Бога не забывать и впредь меня в своих св. молитвах. Тебя я всегда поминаю и желаю от Господа всякой милости. Будь спокойна. Если возникнет какое недоумение в духовном делании, то пиши или запомни, чтобы при свидании разобрать его. Да хранит тебя Господь и Матерь Божия и благословит всяким благословением небесным.


* * *


Юлии Алексеевне

Зражевской

3/III—58


Получил Ваше письмо. Отвечать на него не стоило бы, но тогда Вы подумали бы, что я на Вас обиделся, по­этому я решил кое-что сказать в ответ.

I. У Вас должно было бы напечататься в сознании мое мнение, что я не могу никак руководить в духовной жизни, что не считаю себя ничьим духовным отцом и нико­го не признаю своими духовными чадами. Почему?— Потому, что вижу не только себя не способным к духовному руководству, но за всю жизнь я не видел никого способного к этому, также не видел ни одного “чада”, способного к послушанию и к жизни под руководством духовного “от­ца”. Может быть, потому нет и отцов, что не стало способных детей.

II. “Если Вам хочется иметь обо мне вражье мнение, можете слушать Л.”, — так Вы пишете. Этой фразой как нельзя лучше Вы подтверждаете мою мысль в п. I: духовный отец создает мнение о своем чаде на основании чужого празднословия и осуждения (так по Вашему мнению выходит), а чадо считает своего духовного руководителя способным судить своих чад на основании мнения других. Как же он мог бы руководить ими?

К Вашему сведению: Л. о Вас ничего не говорила дурного ни мне, ни нашим.

III. Следующей фразой вы опять подтверждаете мое положение в пункте I, именно, Вы приводите слова Л.: “Вам все говорят, что батюшка плохой человек и пастырь”. Я тоже о себе скажу, только несколько иначе: “Я очень плохой пастырь и еще хуже человек”. Воистину это так и больше, чем только так. Ясно, что я никем не могу руководить.

IV. Вы пишите, что имели и имеете право судить о Л. и других. Очевидно, на основании того, что считаете се­бя духовной матерью Л., а других без всякого основания? На это Вам скажу: не имеете никакого права ни судить, ни тем более говорить свой суд другим, ибо это запрещено Самим Господом. Последствия Вашего суда доказывают это. От плод их познаете их сами. Плод Ваших слов — круговое расстройство.

V. Насколько я знаю, о Всеволод на Вас осердился не за Р., а за другое, что Вы сами должны знать. Я этого не знаю.

VI. Прошу прощения у Вас за то, что я по празднословию назвал где-либо Вас ненормальной. Вы прекрасно знаете за что: за позу, шептание и подобное. Об этом я Вам лично одной и в присутствии других говорил и просил не делать впредь. А вы или не слушаете, или не можете отстать. Бросьте это, и никто Вас ненормальной не назовет.

VII. Вы пишите: “Я пришла к Вам духовно не маленькой и с немалыми достижениями (подчеркнуто Вами), со знанием Бога, врага, неба и ада”...

Я прихожу в ужас и трепет. Простите, что я не относился к Вам с благоговением. Извинить меня может толь­ко то, что и тогда, и теперь я не только вижу себя маленьким и не имеющим никаких достижений, никаких знаний о Боге, аде, небе, кроме сухих догматов, но и сознаю себя погибающим в нарушении всех заповедей, недостойным не только каких-либо достижений и знаний, но даже и звания христианина, а тем более сана иерея. Говорю это Вам искренне, ибо чувствую себя таким.

Так как духовного может познать только духовный же, т.е. находящийся на той же высоте, то я, будучи никем и ничем, и не мог постигнуть Вас и Вашей высоты и относился к Вам, как к простому человеку. Простите, ради Христа, меня за это. Если бы я был способен к послушанию, то со слезами стал бы просить Вас быть моей духовной матерью и руководителем, но по неспособности и старости уже не могу быть послушником. Полагаю, что и этим п. VIIм доказан п. I.

Вывод: будем с Вами друзьями, если снизойдете до ме­ня. Но я никак не могу допустить, чтобы Вы называли себя моим духовным чадом, а меня духовным отцом. Вы или найдете по своему возрасту духовного отца и руководителя, или идите путем, которым Вы достигли той высоты духовной, о которой пишете.

Помоги Вам Господь! Спасайтесь! Не забывайте и ме­ня в Ваших святых молитвах. Привет всем и Божие благословение.


* * *


Письма студентам

Московской духовной академии

7/XII—61


Получили твое письмо. Спасибо, что не забываешь нас. Ты не огорчайся за сочинение. Обычно бывает, что когда ждешь много, получаешь меньше. Причины этому разные.

Я очень жалею о. Павла. Ни в коем случае не надо его осуждать, а всякий раз, как вспомнишь его, от всего сердца вздохни: Господи, помоги рабу Твоему, спаси его! Он нуждается в нашем сочувствии и молитвах. Если один член страждет, то и все тело также. Надо бы всем вам попросить отслужить Литургию за него, попросить наместника Лавры молиться во всех церквах о спасении находящегося в искушении.

Это — плод ложной постановки духовной школы. Взя­ли механически внешний строй старой школы без его достоинств, без его опытных и образованных преподавателей, без учета нынешних обстоятельств — и спокойны. Даже отношение к учащимся как к лагерникам, а не свободным живым личностям, которым надо всячески помочь утвердиться, прежде всего, в вере, в живой вере в Бога, а не требовать знания на память кучи сырого материала. Доходит ли, не говорю до сердца, а даже до ума хоть один предмет? Делается ли он “своим” для учащегося? Сомневаюсь. Это куча фактов, сырой, не переваренный материал. Хуже того. При малой вере, рассмотрение плотским “лжеименным” разумом духовных истин приводит к снижению значения этих истин. С них снимается покров таинственности, глубины Божественной мудрости. Эти истины делаются предметом “пререкания языков”, чуждым для души учащегося. Вера слабеет и даже исчезает. Из духовной школы и выходит поэтому много самых ядовитых безбожников.

Учащихся перегрузили предметами. Некогда подумать. Программа составлена неправильно. Духовная школа должна: 1) укрепить веру, 2) научить молиться, 3) научить познать себя, свое падение, 4) научить бороться с грехом и с искушениями, как боролись св. Отцы, 5) научить понимать и чувствовать творения св. Отцов, а через них и Евангелие, сделать их своими, родными, близкими сердцу, живыми, отвечающими на все требования ду­ши в лю­бом состоянии, а не предметом изучения, 6) научить смотреть на заповеди Евангелия не как на препятствия к вольной жизни или как хорошую мораль для общественной жизни, а как на путь к нахождению еще здесь, на земле, драгоценной жемчужины, увидя которую, человек с радостью продает все, т.е. все житейские мирские интересы, удовольствия, все, что ценит мiр, все оставляет не по принуждению, а уже по влечению души к этой жемчужине. А найти ее можно каждому, кто имеет веру во Христа и всеми силами старается жить по заповедям Евангелия.

Уже краткое, не полное перечисление задач духовной школы показывает, как далека современная школа от этих задач. Все надо бы переделать, начиная с программ и кончая администрацией, даже с помещениями. Скажут, не такое теперь время. Пусть всего нельзя сделать, а кое-что можно. А главное, всем надо бы иметь в виду эту цель, и что можно со своей стороны делать, а о прочем скорбеть. Тогда само собой и отношение к учащимся бы­ло бы не такое, как теперь, а как к живым душам, пе­ред которыми все, начиная с ректора и кончая прислугой, должны бы считать себя должниками, не могущими выплатить свой долг.

Сколько интересного можно было бы сообщить студентам из Нового Завета (святоотеческое толкование притч и всех трудных мест, особенно апостола Павла, учение о новом и ветхом человеке, основах духовной жизни, понимание спасения и др.) вместо текстуальной критики и другого пустого времяпровождения, не имеющего никакого отношения к той единственной цели, ради которой пришел Господь, ради которой Он создал Церковь, ради которой только и должны существовать духовные школы. Эта цель – исцеление души человека, спасение.

Я уж разболтался. Смотри на изложенное как на очень приблизительный набросок, смаху написанный. Но направление должно быть такое. Главное препятствие — отсутствие соответствующих людей. Оскуде преподобный… Будем сидеть на реках Вавилонских и плакать. Может быть, сжалится над нами Господь и, ими же весть судьбами спасет нас, сознающих опасность своего положения и взывающих, если не всегда, то как можно чаще: Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного! Да хранит тебя Господь.


Жизнь христианская


* * *


монахине Евпраксии

21/Х—60


Получили твои два письма. Мать, твое имя Евпраксия означает доброделание. Если хочешь, чтобы житие твое было по имени твоему, то ты должна везде и всегда согласовывать свои дела с Евангелием, которое учит нас делать добро и внешне, и внутренне. В данном случае — брать или не брать м. — ты рассуждаешь, как самый мирской, себялюбивый человек. Люди хотят сделать добро сестре, им самим выгоды нет никакой, а ты из пустых мирских соображений против этого.

Смотри: Суд без милости не сотворшему милости; ка­кою мерою меришь, такою и возмерится тебе. Будешь умирать, тогда о чем будешь печалиться? Чем покроешь грехи свои? “Милостыней искупи грехи свои”! Люди хотят делать доброе дело; если ты с миром согласишься, то будешь участница в их добром деле, а если будешь против — то подпадешь осуждению, как жестокосердная. Смотри, Господь правосуден: как мы относимся к ближним, так и Господь к нам отнесется в день лют...

Дела идут так, что всего можно ожидать. А пока надо делать добро людям, чтобы и Господь нас не оставил, когда будем сами в нужде.

Да вразумит тебя Господь и благословит! Будь здорова.


* * *


Письма студентам

Московской духовной академии

11/IX—58 г.


Дорогой…!

Как ты там подвизаешься? Не выставляйся ни в чем перед товарищами. Без нужды не открывай себя и своего. Пусть по слову пророка будет и у тебя — вся слава дще­ри Царевы внутрь. Не трать напрасно времени, особенно в Церкви. Твори со вниманием и благоговением молитву Иисусову. Если даст Господь умиление, не расточай, а молись в это время, пока не пройдет оно. Будь мудр. Товарищей жалей. Все больны, но скоро не сближайся ни с кем, не поддавайся первому впечатлению, а проверь основательно. Не льсти учителям. Будь прост.

Господь да благословит тебя и вразумит на все благое. Любящий тебя Н.


* * *

Письма студентам

Московской духовной академии

16/V—59


Жаль, что нет тебя здесь. Вишни зацвели. Только часть цветов раскрылась, а все дерево белое. Поют соловьи. Прошли дождички. Высадили помидоры сегодня. У нас +26°.

Как ни странно, а только теперь начинаю познавать, что такое надежда. В шестьдесят пять лет! А молитву мытаря тоже познал только несколько лет назад. Я, как и все прочие, наверно, познавал наружность, а сущность их, познаваемая опытом, не была доступна.

Очень бы хотелось знать, как это происходит у других. Потом надо еще различать понимание, всецелое хотя бы, от овладения им. Для понимания нужно испытать опытом, а овладение есть постоянное владение этим опытом. Так и прочее в духовной жизни.

При наличии опыта духовного какими жалкими кажутся антирелигиозные попытки лягнуть льва. Господи, вразуми всех и не попусти никому погибнуть в удалении от Тебя.

Да хранит тебя Господь! Ждем тебя очень.


* * *


Письма студентам

Московской духовной академии

13/Х—59

Мир тебе! Относительно отрицательной критики. Мое мнение — никогда ее не читать и никогда не возражать. Никого не убедишь, а себе всегда повредишь, читая и впуская в ду­шу бесовский дух. Я много пострадал в свое время. Пользы ни для кого никакой. Когда будешь иметь силу духовную, тогда эта сила будет действовать на слушателей, если только они сколько-нибудь способны, “имея уши”, слышать.

Смотри как действовали слова Самого Иисуса Христа (притча о сеятеле и др.). Если тебе самому придут навязчивые мысли в духе отрицательной критики, то в этом случае лучше бороться с ними молитвой и отвлечением внимания, а главное, чтением святых Отцов. Нужно волей утверждать свою веру, хотя бы рассудку падшему и бесовскому она и казалась абсурдом. Потом оно (т.е. сомнительное) станет очевидной истиной, если будешь расти.


* * *


Письма студентам

Московской духовной академии

25/X—62


Духовный человек тот, кто стяжал в себе Духа Святого, стал храмом Духа Святого. Вы есте храм Божий и Дух Божий живет в вас (1 Кор. 3, 16).

Как стяжать Духа Святого — об этом говорит и Евангелие, и, особенно подробно, св.Отцы. Это вы должны знать.

Скажу о признаках духовного человека, как описывают его св. Отцы. Духовный человек совершенно отличается от душевного или плотского, что почти однозначно здесь. Он есть новый человек, а душевный есть ветхий человек. Что в нем нового? — Все: ум, сердце, воля, все состояние, даже тело.

Ум нового (= духовного) человека способен постигать отдаленные события, прошлое и многое из будущего, постигать суть вещей, а не только явления, видеть души лю­дей, ангелов и бесов, постигать многое из духовного мира (=потустороннего). Мы имеем ум Христов (1 Кор. 2, 16), — говорит духовный ап. Павел.

Сердце нового человека способно «чувствовать» такие состояния, о которых кратко сказано: Око не виде, ухо не слы­ша, и на сердце человека (плотского, душевного, ветхого) не взыдоша.

Я написал “чувствовать”, но это не точно. Можно сказать: переживать, воспринимать. Эти переживания... Написал это слово и остановился, потому что оно имеет субъективный оттенок, поэтому лучше сказать: это восприятие сердцем настолько полно блаженства, неизреченной радости, что затрагивает всю душу человека, переполняет его величайшей благодарностью к Богу как к источнику этих состояний, любовью к Нему и желанием претерпеть всякие муки и страдания за Него, чтобы отблагодарить Его, чтобы показать Ему свою ответную любовь, чтобы не лишиться этих благ.

Что воздам Тебе, Господи, за вся, яже воздаде ми? Таким же образом и воля нового человека целиком устремляется к любви и благодарности к Богу, к желанию во всем творить только волю Божию, а не свою.

Словом, человек, стяжавший Духа Святого, весь обновляется, делается иным (отсюда — прекрасное русское слово: инок) и по уму, и сердцу, и воле.

Тело духовного человека тоже изменяется, становится частично подобным телу Адама до падения, способным к духовным ощущениям и действиям (хождение по во­дам, способность долго оставаться без пищи, моментальный переход через большие расстояния и т.п.).

Состояние духовности дает человеку такие переживания блаженства, что апостол Павел восклицает: нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас (Рим. 8, 18). А преп. Серафим в согласии с древними Отцами так говорил: если бы человек знал об этих состояниях блаженства, которые еще и здесь бывают, а тем более в будущей жизни, то согласился бы прожить тысячу лет в яме, наполненной гадами, грызущими его тело, чтобы только стяжать эти состояния. Вот кратко понятие о духовном человеке, а, следовательно, и о духовности. В таинстве Крещения и Миропомазания человек облекается во Христа и в Духа Святого, и от свободной воли человека зависит: жизнью по евангельским заповедям заквасить всего себя закваской Царст­вия Божия, закваской Духа Святого, и стать прочно Новым Человеком по образу Иисуса Христа или подавить все жизнью по ветхому человеку.

Душевный человек не принимает того, что от Духа Бо­жия, потому что он почитает это безумием (1 Кор. 2, 14). Это мы видим на каждом шагу, ибо и мы сами, и окружа­ющие нас не духовны, а душевны, находимся еще в ветхости. В лучшем случае сознаем себя такими, боремся, желали бы быть духовными, но недостаточно делаем для достижения этого. Мы можем и ценить духовных людей, но познать и понять их не можем, а считаем их духовными с чужого мнения, большей частью ошибочно. Плотского же человека надо поставить еще ниже душевного. Термин “ветхий человек” можно отнести и к душевному и плотскому. Оба еще ветхи, не обновились. Однако, плотский человек грубее, чем душевный, более материален, слабее верует или и вовсе не верует в Иисуса Христа, о духовном же не имеет никакого понятия. См. Галатам 5; 19—21.

Мирские люди (новый термин, т.е. душевные и плотские) называют “духовным” имеющего сан священства или монашествующих, или всякого даже, кто немного начинает читать Псалтирь, ходить в церковь и читать духовные книги. Из вышесказанного видно, насколько это ошибочно. Так же и многие книги называют духовными, если только в них говорится о духовных предметах. Между тем духовных книг почти нет. Только Священное Писание и творения св. Отцов духовны. На них-то и можно немножко понять опытно, что значит “духовный”. Сравни писания Игнатия Брянчанинова и каких-либо профессоров богословия. Какая резкая разница! Ты это хорошо ощущал.

Пир, о котором я говорил, усиленно готовится. Если начнется, то сразу, ни на что не глядя, приезжай сюда, чтобы вместе жить или умирать.

Мне действительно лучше, но иногда шалит сердце и бывают боли во всей груди...

Вот еще тексты, подтверждающие сказанное:
1853714772910873.html
1853893545324861.html
1854031226285821.html
1854181703869317.html
1854279418026492.html